24 ноября - вторая годовЩина референдума

 

“Белорусская газета”, 23 ноября 1998 года

После ноябрьского референдума 1996 . все стало по-другому. Многие казавшиеся значительными политики ушли в тень, так и не сумев реализовать заявленные лозунги о возврате родины в рамки Конституции 94-го года. “Изменения и дополнения” в Конституцию дали А.Лукашенко полномочия, на которых он настаивал, позволяющие подвергнуть значительной корректировке работу органов законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти. Сегодня только представители стран Европы и США продолжают судить победителя, упорно не признавая результаты “народного волеизъявления”. “Белорусская газета” предоставила возможность политикам и должностным лицам порассуждать о том, что произошло два года назад и стоит ли ожидать изменения скептического отношения к результатам референдума со стороны Запада.

Иван КОРОТЧЕНЯ, заместитель исполнительного секретаря СНГ:

Два года назад народ высказал свое мнение по тем вопросам, которые на тот момент были наиболее актуальными. Я не являюсь, разумеется, президентом Соединенных Штатов Америки, поэтому мне сложно сказать, какие им ставятся задачи в отношении Беларуси и результатов референдума. Но я глубоко убежден: волю народа игнорировать нельзя. Два года, прошедшие после референдума, были сложными, непростыми....И для соседей по СНГ это было также непростое время. Каждая страна вправе выбирать свой собственный путь развития. Казалось, что экономические успехи незыблемы, и вот в одночасье 17 августа все рухнуло, Россия откатывается по уровню развития на несколько лет назад. В то же время в нашей стране есть какая-то стабильность, уверенность в завтрашнем дне. В этом - заслуга нашего правительства и нашего главы государства, не допустившего два года назад процветания политической демагогии, парализующей нормальную деятельность всех ветвей власти.

Александр ШПИЛЕВСКИЙ, заместитель председателя комиссии по международным делам и связям с СНГ ПП НС:

Само решение о проведении референдума было правильным, оно соответствовало Конституции 94-го года. Можно спорить о полномочиях, полученных президентом в результате референдума, но это не умаляет значения свободного волеизъявления народа, который четко высказался о том, чего он хочет на данный момент, кому хочет отдать властные полномочия - президенту или парламенту. Считаю, что свою позитивную роль референдум выполнил. Что касается вопроса о признании его результатов другими странами, то я думаю, что это рано или поздно произойдет. В любом случае, источником власти является народ, и 73 процента населения высказалось в поддержку референдума. После проведения выборов с участием международных наблюдателей результаты референдума, по моему мнению, будут признаны и, так сказать, узаконены в международном праве.

Анатолий МАЛОФЕЕВ, председатель Палаты представителей Национального собрания:

Референдум - это внутреннее дело страны. Мы ведь не лезем во внутренние дела других стран: нам сказали бы “кыш” - и весь разговор. У каждого народа есть свои права. Захотели американцы Клинтона избрать - избрали. Захотели разбирать его поведение в связи с тем, что он Монику погладил, - имеют право. Мы же не возражаем против этого, хотя, может, и имеем свое мнение. Но вот многие страны считают возможным вмешиваться в наши внутренние дела, а на самом деле это просто смешно, бесцеремонно и беспардонно. Два года назад президент Республики Беларусь Александр Григорьевич Лукашенко принял правильное решение, в результате чего Беларусь получила право и возможность выбираться из того бедлама, который царил в экономике и во всем остальном, случившемся из-за имеющейся у некоторой части ловких людей возможности создавать себе капиталы за счет обнищания основной массы населения. И если бы два года назад ничего не изменилось, то российский кризис вообще мог нас похоронить под своими обломками, и мы не выползли бы еще многие десятилетия. Да, удары в связи с событиями в России были капитальные, но мы же выстояли...

А вообще, я полагаю, ну хватит переливать воду из пустого в порожнее. В Палате представителей - 110 депутатов. И около сорока подали заявление о желании работать. В совокупности это составляет три четверти состава ВС. Оппозиция составляет всего одну треть. Арифметика проста: большинством голосов ВС себя распустил. Все разговоры о нашей якобы нелегитимности - пустая демагогия, инструмент давления. И Европа, кстати, сама очень многое теряет, его используя. А Беларусь - это европейское государство, и от того, как к ней относиться, суть не меняется - ни геополитическая, ни экономическая. Я думаю, что пора на все посмотреть реально. Люди там разумные и должны понимать, что все зашло в тупик. И журналисты, кстати, этими делами уже не интересуются, только вот “БГ” составляет исключение.

Владимир МАЦКЕВИЧ, председатель Комитета государственной безопасности:

Я считаю, что референдум - общепринятое мероприятие, которое проводится во многих странах мира. Сказать о том, признает ли результаты референдума 96-го года мировое сообщество, мне затруднительно. Здравый смысл подсказывает, что с его стороны было бы разумно не спорить вокруг результатов референдума, так как для этих споров нет оснований. Однако во взаимоотношениях с нашей страной существует ряд факторов, в том числе и субъективных, появившихся после ситуации вокруг Дроздов, поэтому однозначно ответить на этот вопрос вряд ли возможно.

Анатолий ЛЕБЕДЬКО, заместитель председателя Объединенной гражданской партии:

Вариантов классификации произошедших в ноябре 1996 года событий не очень много. Оппозиция утверждает, что тогда произошел антиконституционный государственный переворот. Немного мягче звучит голос мирового сообщества, оценивающего так называемый референдум как антидемократические действия. Мнение первых закреплено в большом количестве гневных интервью и статей, мнение вторых - в 15 международных резолюциях, принятых по ситуации в Беларуси на уровне международных и национальных структур.

На сегодня формально значение событий ноября 96-го года отошло на второй план, что для граждан, которых волнует один единственный вопрос: как выжить? - вовсе неудивительно. Сегодняшнее время располагает к работе руками или ногами, к зарабатыванию денег или воровству, но никак не к умственной деятельности. Тем не менее, у части интеллигенции, у профессиональных политиков, у историков и молодежи интерес к произошедшим тогда событиям не ослабел. Полагаю, со временем интерес к этим событиям будет увеличиваться, о ноябре 96-го еще будут писать исследования, причем не публицистические, а исторические. Вопрос только в том, на каком фоне все это будет происходить.

Что касается подхода мирового сообщества к оценке результатов референдума, то я бы выделил две основные точки зрения. Первая - американская - четкая, прагматичная и категоричная позиция, соответствующая статусу сверхдержавы, уважающей себя и свои законы. Вторая - европейская - более сложная и расплывчатая. Все-таки Евросоюз - это множество государств, обладающих особенностями и приоритетами во внешней политике. Среди этих стран есть государства, к примеру Германия и Великобритания, занимающие достаточно жесткую позицию. Однако большинство стран Евросоюза в оценке ситуации в Беларуси исходят из концепции “хороший учитель - плохой ученик”. Они надеются, что стоит только преподать плохому ученику Александру Лукашенко хороший урок демократии, и он станет примерным мальчиком, а не европейским хулиганом. Я не думаю, что в отношении стран Запада к Беларуси следует ожидать принципиальных изменений, хотя изменение некоторых акцентов возможно - до очередного затеянного Александром Григорьевичем скандала.

Винцук ВЕЧЕРКО, Белорусский народный фронт:

Два гады таму ч Беларусi адбычся дзяржачны пераварот, iнспiраваны i ч пэчнай ступенi арганiзаваны Расеяй. Тады быч рэальны шанс вяртання Беларусi да дэмакратыi i канстутыцыйнай законнасцi, стартавала працэдура iмпiчменту, але ч вынiку адкрытага нацiску Масквы, прыезду кiрачнiкоч расейскай заканадаччай i выканаччай улады быч здейснены нацiск на беларускую заканадаччую чладу, якая, на жаль, паддалася i дазволiла Лукашэнке правесцi дзяржачны пераварот. Паколькi так званы рэферэндум - пераварот, праведзены ч iнтарэсах iншай дзяржавы, ягоныя вынiкi нiколi не будуць прызнаны цывiлiзаванай супольнасцю. Не трэба расцэньваць апошнiя вiзiты прадстачнiкоч мiжнародных структур як змяненнi ч дачыненнi да сiтуацыi на Беларусi - гэта не больш як спроба высветлiць сiтуацiыю ч краiне пасля падзей у Расii.

Станислав ШУШКЕВИЧ, депутат ВС 13-го созыва:

Два года назад случилась настоящая беда.

Таковой она и сегодня остается. Те, кто оказался у власти, из кожи вон лезут, чтобы у нее удержаться, не понимая, до какой степени по-идиотски выглядят структуры типа сената, членов которого назначает президент. Сегодня эти люди расходуют средства налогоплательщиков, губя при этом экономику страны. Естественно, ситуация, возникшая благодаря использованию антидемократических, антиконституционных методов, никогда не найдет поддержки у представителей международных структур, хотя официальные власти постоянно предпринимают усилия для того, чтобы выдать неофициальные встречи, проходящие потому, что Европа не теряет надежды научить демократии нашего президента, за встречи на официальном уровне. Хотя о каких официальных встречах можно вести речь, когда к мракобесам, захватившим власть, применены жесткие санкции, ограничивающие даже их выезд за пределы Беларуси?

Станислав БОГДАНКЕВИЧ, председатель Объединенной гражданской партии:

Моя оценка событий, произошедших два года назад, не изменилась - это был нелегитимный референдум, результатом которого стала полная изоляция Беларуси от цивилизованного мира, отсутствие внешних инвестиций, рост цен, разрушение валютного рынка и банковской системы. Да, Беларусь является членом многих международных финансовых организаций - МВФ, Мирового банка, ЕБРР, поэтому диалог с ними будет продолжаться. Они оказывают нам техническую помощь, но наша страна не может рассчитывать на выделение значительных финансовых ресурсов - они выделяются для проведения конкретных реформ.

Что касается парламентских организаций, то никакого признания результатов референдума с их стороны, конечно же, не будет. С другой стороны, понимая, что восстановление во власти ВС невозможно, они заинтересованы в проведении в Беларуси реально открытых свободных выборов с доступом наблюдателей и реально равными правами участников выборов. Если при обеспечении всех этих условий пройдут выборы в легитимные органы власти, то Европе придется с этим считаться, что, впрочем, совершенно не означает принятие результатов референдума 96-го года.