ИНСТИТУТ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

а/я № 765, 101000 Москва. тел./факс: (495) 607-5802. е-mail: hright@ntl.ru

программа «Право на убежище» - правовая помощь беженцам из Центральной Азии

                                                                                                                   18 июля 2012 г.

ДЕЛО  ОБ  ЭКСТРАДИЦИИ  ЮСУПА  КАСЫМАХУНОВА: ПЛЕНУМ «НА ЭКСПОРТ»?

18 июля 2012 г. Верховный Суд России, рассмотрев экстрадиционное дело в отношении гражданина Узбекистана Юсупа Касымахунова, отказал в удовлетворении кассационных жалоб защиты. После оглашения резолютивной части кассационного определения Верховного Суда постановление Генеральной прокуратуры РФ о выдаче Касымахунова в Узбекистан, где он практически наверняка подвергся бы пыткам, вступило в законную силу.

Процесс этапирования Касымахунова в Узбекистан мог бы начаться уже сегодня – чего защита и опасалась, поэтому накануне направила в Европейский Суд по правам человека заявление с просьбой о приостановке экстрадиции в соответствии с Правилом 39 Регламента Суда, которое было удовлетворено в тот же день.

О принятом ЕСПЧ решении был своевременно проинформирован Аппарат Уполномоченного Российской Федерации при Европейском Суде Георгия Матюшкина, в чем защита удостоверилась еще перед началом слушаний дела. Более того – после оглашения решения ВС РФ представители Касымахунова дополнительно связались с офисом г-на Матюшкина, напомнив о необходимости принятия экстренных мер для исполнения предписании Страсбурга о приостановке экстрадиции. Таким образом, российская сторона уже не может экстрадировать Касымахунова, не проявив демонстративного пренебрежения своими международно-правовыми обязательствами.

В данном деле пересеклись 2 процесса в отечественном правоприменении, каждый из которых характеризуется множественными нарушениями как национальных, так и международных правовых норм – это дела о так называемом «исламском экстремизме» и дела о выдаче лиц для уголовного преследования в условия, чреватые пытками.

Юсуп Касымахунов был арестован в Москве в феврале 2004 г. в связи с розыском его узбекской стороной по обвинениям в участии в организации «Хизб ут-Тахрир», которая за год до этого была запрещена и в России решением ВС РФ от 14.02.2003 г. Касымахунов не скрывал, что вступил в эту организацию в 1996 г., но не в Узбекистане, а уже в Москве, куда приехал годом ранее. В связи с этим, после 1,5 месяцев  его экстрадиционного ареста, российская прокуратура возбудила в отношении него уголовное дело. В основу обвинений легли собственные признательные показания Юсупа (как следует и из его утверждений, и из материалов дела – данные им под жестким психологическим давлением) и печатные материалы, изъятые в квартире, где после его ареста уже 2 месяца жили другие люди, а также показания журналистки, которая, как указано в приговоре, «совершила намаз, но по вере ислам не приняла»роль этой дамы в деле читателю предлагается оценить самостоятельно. В итоге, в ноябре 2004 г. Касымахунов был осужден Московским городским судом на 8 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Впоследствии, после изменения формулировки одной из статей УК РФ, срок наказания был снижен до 7 лет 4 месяцев. Следует также отметить, что после вступления приговора в законную силу Юсуп пересмотрел свои взгляды и отказался от участия в «Хизб ут-Тахрир», о чем он заявлял неоднократно и публично.

 В колониях, где содержался Юсуп – сначала в Республике Коми, а затем в Мурманской области, –  его неоднократно посещали сотрудники российских спецслужб, предлагавшие ему дать «добровольное» согласие отбывать остаток срока на родине. Он категорически отказался, зная о том, каким нечеловеческим пыткам подвергаются заключенные в Узбекистане, и в особенности – осужденные по обвинениям в причастности к «Хизб ут-Тахрир».

Незадолго до окончания срока наказания Касымахунова прокуратура возобновила производство по экстрадиционному делу, в результате чего накануне освобождения,  постановлением суда, вынесенным прямо на территории колонии, еще заключенный Юсуп был снова «заключен» под стражу с целью последующей выдачи его в Узбекистан. 10 июня 2011 г. – день «освобождения» после почти 7,5 лет, отбытых по приговору Мосгорсуда, – Юсуп провел в переезде на «новое место жительства» в СИЗО-1 в Мурманске, где и содержится по сей день (подробнее об этом периоде его биографии см. http://www.fergananews.com/article.php?id=6994 и http://www.bg.ru/stories/10517/).

В ходе экстрадиционного дела Касымахунова российская правоприменительная практика превзошла саму себя. ФМС России отказала Юсупу в праве ходатайствовать об убежище, а Генеральная прокуратура, и вовсе, проигнорировала все мыслимые и немыслимые нормы права. Принятию решения о выдаче не помешали ни множественные признаки фальсификаций в узбекских документах, ни категорический запрет на выдачу человека в условия, чреватые пытками, ни отсутствие у уголовного закона обратной силы – в частности, в период 1994-1999 г.г., инкриминируемый Юсупу на родине, участие в  «Хизб ут-Тахрир» не было наказуемым в России.

Предъявленные Касымахунову обвинения много раз дополнялись узбекской стороной – иначе никак не получалось квалифицировать вменяемые ему деяния по российскому уголовному закону. Более того: чтобы устранить несоответствия в составах преступлений, наказуемых по УК РФ и УК РУз, отмеченные российской Академией Генпрокуратуры, «С учетом указанной позиции Академии правоохранительными органами Республики Узбекистан предъявленное Касымахунову обвинение было уточнено …» - это цитата из имеющегося в деле документа. Т.е., способом последовательных приближений, известным в математике как метод итераций, Генеральные прокуратуры России и Узбекистана, в течение 8,5 лет стремившиеся к общей цели – экстрадировать Юсупа на пытки, – в последний момент состыковали, наконец, свои позиции. В итоге, 16 апреля 2012 г. обвинение было «уточнено» узбекской стороной, а уже через 3 дня – 19 апреля, – российская сторона санкционировала выдачу.

Однако и такая беспрецедентная, по мнению специалистов, «экстрадиционная проверка» не стала кульминацией в деле Касымахунова – ничуть не меньше отличилась и судебная система.

Мурманский областной суд, рассматривая жалобы Юсупа и его защитника 1 июня 2012 г., терпеливо выслушал доводы защиты о незаконности постановления Генпрокуратуры об экстрадиции, о чрезвычайно высоком для Касымахунова риске подвергнуться пыткам в Узбекистане и об обязанности учитывать выводы Европейского Суда, содержащиеся в целом ряде решений по аналогичным жалобам против России. Более того – суд приобщил к делу множество представленных защитой документов, включая доклады ООН, отчеты крупнейших международных организаций о повсеместном и систематическом применении пыток в Узбекистане, а также обращения УВКБ ООН, Amnesty International и Human Rights Watch, в которых выражалась озабоченность судьбой заявителя в случае его выдачи, и … полностью их проигнорировал. Это вынудило Amnesty International 9 июля выпустить срочную акцию в защиту Касымахунова (http://amnesty.org./en/library/asset/EUR46/027/2012/en/ae1797d6-d7cf-4ea9-9350-eb83211df814/eur460272012en.html), а Human Rights Watch опубликовать 17 июля пресс-релиз (http://www.hrw.org/node/108939) с призывом к Верховному Суду восстановить право Касымахунова на защиту от пыток.

Между тем, 14 июня 2012 г. Пленум Верховного Суда РФ вынес постановление, в котором разъяснил судам, что при рассмотрении жалоб на решения об экстрадиции «следует оценить доводы лица, подлежащего выдаче, с учетом совокупности всех имеющихся доказательств», причем, доклады структур ООН о ситуации в стране назначения были названы среди значимых. Это вселяло серьезную надежду на то, что высший судебный орган страны, куда защита обжаловала определение суда первой инстанции, отменит его, как прямо и недвусмысленно противоречащее позиции ВС РФ.

Однако правосудия не случилось. Поэтому есть все основания считать, что нынешнее решение судебной коллегии Верховного Суда по делу Касымахунова открывает судам субъектов Федерации зеленый свет на  пренебрежение указаниями его же Пленума.

Это, в свою очередь, вполне может означать, что революционное по своему содержанию Постановление Пленума ВС РФ № 11 от 14.06.2012 г., предписавшее судам соблюдать нормы ратифицированных Россией международных договоров, превратится в «продукт на экспорт», с помощью которого власти РФ будут убеждать Страсбург в своем уважении к правам человека. Что же касается реального положения дел, то его перспективы, мягко говоря, оптимизма не внушают.

Защиту Юсупа Касымахунова в Верховном Суде осуществляли адвокат Сергей Голубок и Елена Рябинина, его интересы в Европейском Суде представляет юрист Кирилл Коротеев.

 

Елена Рябинина,

руководитель программы «Право на убежище»

Тел. для справок: +7-903-197-04-34